Войсковые истории

Приключения бравого прапорщика Г.Самсонова

Губит людей не пиво …
рассказ
Чистейшей воды правда-быль.

По свидетельству большого числа очевидцев и самого прапорщика Самсонова, который в то время исполнял обязанности секретаря комитета комсомола мотострелкового батальона, все они видели, как душман встал с земли и направил в сторону прапорщика автомат, и даже слышали выстрел. Самсонов утверждает, что видел, как летела пуля. И слава провидению, душман выстрелил только один раз, а не дал очередь. Его солдаты буквально изрешетили огнем из автоматов. Пуля прапорщику кишки порвала, почку оторвала и вылетела наружу, не повредив костей.
Был январь 1987 года. Самсонов лежал в армейском госпитале в Ташкенте и думал горькую думу. Там ,в Белоруссии, в Осиповичах, он начинал службу в Советской Армии, там -жена и двое детишек. У жены нет денег приехать к нему в Ташкент, да и детей оставить не с кем. Теперь он инвалид и ничего не умеет делать, кроме как служить, стрелять из 28 видов оружия и командовать солдатами. И решил он направить министру обороны письмо с просьбой оставить его в армии. Его очень поддержал начальник политотдела дивизии, в которой он служил. Про Самсонова написали в центральной газете Советской Армии «Красная звезда».
В один прекрасный день прапорщик Самсонов оказался в Москве, и не где-нибудь, а в Министерстве обороны. Он имел честь стоять в строю таких же, как он, в огромном кабинете самого министра обороны СССР. Вокруг него была красота и лепота, под ногами пушистый ковер. Министр вручил прапорщику орден Красной звезды
и спросил: «Это вы подняли батальон в атаку?»
Самсонова как переклинило. Он молчал, и только кадык на горле перемещался вверх-вниз, и глаза против воли наполнялись слезами. Услужливый, зализанный полковник наклонился к министру и что-то ему сказал. У министра потемнело в глазах, он повернулся всем корпусом к полковнику и громким, четким голосом изрек:
– Я приказываю, передайте. Судьбу этого прапорщика я беру под личный контроль, – повернувшись к Самсонову, министр, пожимая руку прапорщику, уже негромко ,уважительно сказал, – спасибо за службу, прапорщик. Если бы все служили, как вы… И не волнуйтесь, я лично позабочусь.
В коридоре к Самсонову подошел полковник, деловой, с портфелем.
– Я из главного управления кадров Армии. Скажите, где бы вы хотели служить и на какой должности? – спросил он у Самсонова.
И вот она благословенная Германия. 197-й полк связи и АСУ. Гарнизон Вюнсдорф, прапорщик Самсонов на должности начальника продовольственного склада. На учения выезжать не надо. В наряды ставить прапорщика запрещено. Живи и э… э…, вернее, служи и радуйся, но человеку всегда чего-то не хватает.
Самсонову нельзя было пить спиртное, а порой так хотелось выпить холодной водочки, как в былые времена. Иногда Самсонов во время застолий под давлением гостей и друзей выпивал 50 граммов крепкой и через 10 минут катался по полу от боли и орал громко. Когда боль успокаивалась, клялся больше в рот не брать этой гадости, но время проходило, и при очередном застолье все повторялось.
Один из его друзей имел хороший опыт лечения у немцев. Он и посоветовал Самсонову сходить в немецкую больницу. Там прапорщика уложили на какие-то носилки и закатили в какой-то тоннель. Уже потом Самсонов узнал, что это называется «томограф». Немецкие врачи хорошо по-русски Самсонову растолковали, что живое тело еще есть в единственной почке, но его мало, и оно в настоящее время не может полноценно обеспечить водный баланс организма, и что надо постепенно наращивать производительность работы единственной почки, и это возможно, потому как прапорщик еще молодой. Когда Самсонов уже оделся, расплатился и собирался уходить, один молодой врач, улыбаясь, спросил Самсонова: «Пивом лечить не пробовали?»
– А как это можно? – заинтересовался Самсонов.
– Я могу вам дать только собственные разработки, ничего в них сложного нет. Это таблицы. Когда я учился в Советском Союзе, меня поддержали, но у вас, к сожалению, нет хорошего экологически чистого пива, а вот наше «Пилзнер», что на разлив, очень даже подходит, – закончил монолог молодой доктор и снова как-то по-доброму улыбнулся. Самсонов взял таблицы, пожал руку доктору. И…
Через три месяца Самсонов выпивал литр пива «Пилзнер» на разлив в течение двух часов, и почка вела себя нормально. Через полгода он уже запросто сидел за общим столом в кафе и пил пиво почти наравне со здоровыми. Прошел год, или, может, немного больше. И снова застолье, и снова его уговаривают, как водится, выпить водки. На глазах гостей и друзей Самсонов выпил сразу 100 граммов водки, но закусил сырой морковкой и пояснил: «Диета». Прошло полчаса, и ничего не случилось. Его снова стали уговаривать выпить. Он вежливо отказался.
Самсонов снова побывал у немецких докторов, и после обследования на томографе они сказали, что, в принципе, этой почки должно хватить для поддержания нужного водного баланса организма. Того молодого доктора он уже не встретил.

Изысканное блюдо по-войсковому
рассказ

Чистой воды правда

В этой истории ничего вымышленного нет, сохранены имена, фамилии, воинские звания, должности. События происходили в Западной группе войск, что дислоцировалась на территории Федеративной республики Германия. Прапорщик Самсонов проходил службу в должности начальника продовольственного склада в 197-м полку связи противовоздушной обороны группы. Известен и даже прославлен он был по двум случаям:
– Во-первых, из-за того, что ему в Афгане душман почку отстрелил, и он стал инвалидом, но министр обороны СССР в порядке большого исключения лично разрешил прапорщику Самсонову продолжить службу в Вооруженных силах СССР на нестроевых должностях.
– Во-вторых, он прославился как изобретатель рецепта войскового шашлыка.
К командиру полка должны были приехать важные гости, и среди гостей были офицеры немецкой армии. Командир полка полковник Реуцков поручил прапорщику замариновать шашлык. Самсонов в этот день не замариновал мясо, потому как был на очередной пьянке и спохватился только утром следующего дня. Готовить шашлык, как он делал это обычно, уже времени не было, и потому, недолго думая, он вскрыл десятилитровую жестяную банку с маринованными огурцами, огурцы вытащил (он их потом солдатам скормил), а в оставшийся рассол загрузил порезанное на куски мясо.
…Командир и гости были довольны шашлыком. Прапорщик сам удивился. Особенно был доволен немецкий полковник. Он очень настойчиво просил дать ему рецепт приготовления «изысканного блюда». Ну, не мог же Самсонов рассказывать полковнику про банку с огурцами советскими. Вот он и наплел какую-то ахинею про травку–муравку и особую соль из пещер Западной Украины, где он в свое время службу проходил. Все бы ничего, только полковник немецкий спросил командира полка, не мог бы «хир полковник» любезно предоставить ему эти ингредиенты для приготовления шашлыка? А еще он сказал, что готов заплатить деньги, и надо это ему, чтобы удивить гостей своих, среди которых, возможно, будет министр обороны ФРГ. Реуцков пообещал немцу в ближайшее время предоставить требуемые специи.
Поднеся большой кулак к носу прапорщика, Реуцков резко высказывал:
– Прапорщик Самсонов, получил командировочные и рысью, а лучше поездом езжайте в Западную Украину и везите сюда вашу травку-муравку, уж не говоря про соль!
– Я белорус, – почему-то отвечал Самсонов.
– Да хоть сам японский бог. Собрал манатки, и чтобы я через час тебя в расположении полка не видел, – продолжал громыхать полковник.
Понимаете, читатель, была одна закавыка. Дело в том, что с пересечением границы валюту, т.е. марки, переставали платить, и это было очень больно, потому как нет больнее удара, чем удар по карману.
Самсонов нашел выход. Где-то он взял какое-то растение, ранее невиданное и пахучее, у начальника хим -службы полкового за банку тушенки выменял какой-то белый порошок, упаковал все аккуратно и принес командиру полка. Сказал, что последнее, от сердца отрывает.
– Ведь все могут, когда прижмешь, – изрек Реуцков, широко улыбнулся и добавил: «Я сегодня же отправлю это немецкому полковнику, пусть знает нашу оперативность».

Бундесверовский полковник праздновал свой 50-летний юбилей в загородном доме вблизи Западного Берлина. Как свидетельствуют очевидцы из числа приглашенных наших офицеров, вначале было все чинно и очень даже культурно. Немецкие войсковые умельцы по чертежам русских военных изготовили мангал из нержавеющей стали. На древесных углях немецкие военные повара жарили шашлык по рецепту, что дал Самсонов с применением той самой пахучей травки и того порошка, что «от сердца оторвал» начальник химслужбы.
Шашлык в самом деле оказался необыкновенно вкусным, и немецкий полковник услышал много тостов по случаю своего 50-летия. Хорошо, что министр обороны ФРГ не смог приехать… Он где-то занят был. А вот потом началось. У полковника в доме было три туалета (на каждом этаже и в садовом домике), но через полчаса после того, как был съеден первый самсоновский шашлык, спрос на туалеты стал явно превышать их количество. В очередях в туалеты возникали разногласия. Никто не хотел э… э… в штаны. Ну, вы меня понимаете. В жизни у каждого такое бывает.
Побывал в очереди в немецкий нужник и наш бравый командир полка. Скандал получился большой. Три немецких генерала оказались в госпитале по случаю сильнейшего поноса, который никакими средствами нельзя было остановить, уж не говоря про большое количество офицеров чином пониже.
На следующий день полковник Реуцков, как обычно, пришел в расположение полка к подъему личного состава и медленно шел по аллее вдоль солдатских казарм. Он еще не успел окрепнуть после вчерашнего шашлыка, в теле чувствовалась слабость, и лицо было, как никогда ,бледным. Но когда он увидел идущего навстречу Самсонова, который, направляясь на продсклад, насвистывал веселую мелодию… Реуцков с налитыми кровью глазами, как взбесившийся бык, погнался за прапорщиком. Были моменты, когда он его настигал, и тогда последний закрывал голову руками и истошно орал: «Я не виноват. За что, товарищ полковник? Помогите! Убивают! Караул!»
Самсонова в самом деле спас полковой караул. Старший лейтенант, начальник караула, как мог, успокаивал командира полка, который клялся мамой, что убьет эту сволочь, а солдаты караула понесли Самсонова в санчасть (когда бежал, ногу подвернул).
Этот случай получил огласку. Особисты, которые разбирались с Самсоновым, решили не связываться с прапорщиком, который лично знаком с министром обороны СССР, и успешно замяли дело. С тех пор у Самсонова эпизодически просили: «Дай рецептик».

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *