Баба Лора против депутатов!

(Политическая фантастика)
Баба Лора была старой, но крепкой. Она была не простой бабкой. Ее предки из поколения в поколение передавали потомкам умение управлять ментальными силами, но пользовалась она этими силами редко, т. к. считала, что это вмешательство в естественный процесс жизни. Еще в девичестве Лора обнаружила в себе дар предвидения. Люди, зная об этом, просили ее помочь в предвидении каких-либо событий, в приворотах, отворотах, сглазов, разгадки чего-либо, и она ни кому не отказывала. Денег не просила, но если давали – не отказывалась. Из родственников остался один племянник, жил по соседству, через забор. Мужик он был хозяйский и считал, что большой двор у бабы Лоры используется неразумно и решил возвести там курятник. Дело оставалось за малым. Сосед рассказывал, что власть снова деньги на какой-то бюджет собирает и штрафует нещадно, ежели чего не законно во дворе построить. И стал просить племянник бабу Лору:

– Ну кто тебе старой откажет? Поди во власть, проси их бумагу дать, сосед сказывал: «архитетура» называется.
– Доброе дело ты затеял, – молвила баба Лора, – есть там у меня человечек. Он большой начальник. Когда в КББ, тфу! тфу! КГБ, пропади оно пропадом, служил, все ко мне бегал. Я ему шпиенов помогала ловить. Не откажет он мне, шибко он мне должон.

Баба Лора за полдня обошла все этажи власти в надежде найти Петра, ну того КГБэшника. Спрашивать боялась, она знала, что Петр человек зело державно-тайный. Уже после обеда женщина, что стояла в очереди к какому-то начальнику, сказала:
– К депутату тебе, бабушка, надо.
– Так где же он есть?
– Он не один. Их много. – отвечала женщина. – Вам надо своего найти.

И снова баба Лора начала по этажам власти ходить и спрашивать встречного-поперечного: и где ее «депуто»? Одни улыбались, другие откровенно смеялись над политическим невежеством бабки. Были и такие, что посылали ее куда подальше и требовали не мешать им трудиться на благо народа. К концу дня баба Лора устала и очень. Внутри ее все кипело от возмущения. Она чувствовала, что где-то в глубинах ее души рождается что-то страшное, и поторопилась домой.

Дома баба достала из под печки ступку большую, что досталась ей наследству от матери, как колдовской реквизит, натеребила туда зелья соответствующего, расставила кругом 29 свечей и приступила к ворожбе, желая, как можно скорее избавиться от тяжелой черноты в душе. Она просила у темных ментальных сил, что бы те несильно карали непутевых депутов за их невнимание к простым людям и вообще прохиндейство. Она чувствовала и знала, что будет что-то ужасное, но то, что произошло превзошло любые догадки и домыслы.

На следующий день мэр и народ города обнаружили, что часть депутатского корпуса городского совета превратились в 2х (двух) годовалых детей. Это было невероятно, но это был факт. Мэр и народ были в шоке. Позже ученые будут писать диссертации: «О метаморфозах психо-экологической среды при сверхвысоком уровне коррупции», или «О мутациях человеческого организма в результате наличия особых экологических факторов воздействия, сопряженных с исполнением властных функций» .

Через несколько дней мэр города и народ оправились от шока. Дети-депутаты были помещены в городской дом малютки. Мэр и родители, т.е. народ города, долго обсуждали, много ругались, советовались с супер-педагогами из гуманитарного университета. Та часть депутатов, что не превратилась в детей, в обсуждении участия не принимала, боясь, что их может постичь участь излишне-активных коллег. В конце концов решили создать им максимально комфортные условия и денег из городской казны не пожалеть.

Весь народ города, как один, трогательно заботились о своих депутатиках. Несли люди игрушки, горшки, цветы в горшках и пр. и просто приходили посмотреть и «поагугукать» со славными малышами. Они были такие забавные и отличались от других детей того же возраста. Одна депутаточка такая шустренькая с большими глазами все время говорила: «бррррррб, прокуратура. Дай приватизац – моя». Другой депутатик, явно Тигипетского розлив,а несмотря на младенчество, был довольно больших размеров и короткостриженый. Он качал головой и непрерывно твердил: «Бах, люки пувкх».

Особо гордился малышами и бдительно наблюдал за их здоровьем главный врач города Никегель. Он лично каждое утро замерял температуру у младенцев посредством вставления градусников в. . . – ну, вы, знаете куда.

Это невероятное событие всколыхнуло всю планетарную общественность. В город стали приезжать ученые и не очень, медицинские светила мирового масштаба. В город приехал найглавнейший профессор детской медицины, американский доктор Банджо Спук. Он был просто потрясен дикарским уровнем оснащенности городской медицины на фоне высокой квалификации врачей. В знак особого расположения к доктору Никегель и его необычным младенцам, он подарил каждому депутатику по американскому горшку. Горшки имели спинку и подлокотники. Приборы на горшке показывали: температуру тела младенца, артериальное давление, и еще какие-то параметры. Там были три лампочки: синяя загоралась, когда ребенок делал «пи,пи». Зеленая горела, когда дитя делало «пуу», ну ,а красная горела соответствующим накалом в зависимости от интенсивности процесса ну… ну… , когда происходит нечто большее, чем «пи, пи» или «пуу». Ну, вы, взрослые люди, и меня понимаете, ведь это все таки депутаты, хоть и младенцы. Нужно быть деликатным.

Необычные младенцы развивались быстрее, чем другие дети. Многое они помнили из той жизни, когда они были взрослыми. Через неделю они уже довольно сносно разговаривали, через 2 недели у них полностью восстановилась память и понятийное мышление. В силу того, что сидеть на американских горшках было намного удобней, чем на твердых стульчиках, они большую часть времени проводили на горшках и покидали их разве что для приема пищи.

Депутатики в силу детской непосредственности общались между собой, как и надлежит детям. Они точно так же, как и нормальные дети, дрались из-за игрушек и места возле телевизора, когда по нему мультики показывают. У них были свои радости и печали, и они не обращали внимания на взрослых, что были возле них, они жили, как бы в своем обособленном мирке. Бывало, что они дрались и последний раз, как докладывает дежурная няня, из-за какого-то регламента. Был конфликт, когда депутатик Вова громко смеялся и показывал пальцем на депутаточку Ларису, потому как у последней ярко горела на горшке красная лампочка, а она не сняла трусики.

Доктор Никэгель заметил нечто такое… его наблюдения подтвердили специалисты НИИ «Укр Рос пед мед охренеть по лбу бум». Короче, дети-депутаты не росли. Они постепенно превращались в лилипутов со всеми вытекающими последствиями, и процесс этот, похоже, был необратим и протекал довольно быстро. У кого-то стала отрастать борода, а кто-то уже был в очках, а у кого-то появились гнилые зубы. Да и разговоры у них были уже мало похожими на детские. Все чаще они стали собираться в большой игровой комнате и, попрежнему восседая на американских горшках, спрашивали друг друга: «Что произошло и что делать?» Взрослые заметили, что сидеть они стали приблизительно так же, как в свое время сидели на сессиях. Не обращая внимания на окружающих, они обвиняли друг друга:

– Это ты виноват в том, что мы здесь на горшках сидим, – вещала громким голосом маленькая шустренькая депутатка с большими глазами, – это ты в прошлом «Помаранчевом созыве» взятки за земельные участки стриг, как комбайн, пшеницу. Это прокуратура ни фига не видит, а люди все видят.
– Молчала бы, это ты взятки брала с каждой приватизации в прошлом созыве и никого не пропустила, – отвечал усатый депутатик с мелодичным голосом.
– Неправда это, неправда, – истошенно орала глазастая депутаточка .
– Я могу это доказать, но ты в тюрьму сядешь, – прищурившись шипел тот , что с усами .
– И не докажешь, и не докажешь, – отвечала эмоционально глазастая.
Но многие заметили, что синяя лампочка у глазастой депутаточки на горшке загорелась ярко и горела долго.

Первые страсти у лилипутов-депутатов (в дальнейшем ЛД) по поводу их превращения прошли, и теперь они более здраво обсуждали эту проблему. Каких только предположений они не выдвигали:

«Может, потому, что дорога на улице Пароходной с большими ямами, – гадали ЛД,
– Нет, нет, это из-за того, что мы проголосовали за вертепчик возле школы, да еще и в парковой зоне.
– Как вам не стыдно? – возражала ЛД Лариса, – это из-за того, что Вы в своей комиссии знаки дорожные в городе по дурацки расставили. Даже возле ЗАГСА « остановка запрещена» влепили. Теперь ГАИшники молодоженов штрафуют и весь их эскорт ».

Но жизнь брала свое. И потому среди депутатиков стали зарождаться процессы свойственные, как таковым людям вообще. ЛД Вова, по докладу дежурной няни, влюбился в депутаточку Лену, ну та , что в налоговой была, и до трех часов ночи под окном комнаты девочек пел серенады, где были слова:
Я в налоговую тебя верну,
Я на рынок тебя поведу.
Дерибан Торгашам устроим
И как прежде когда-то
Кайф крутой мы будем щемить
И бюбить, любить, любить

Припев:
Моя депутаточка приди ко мне
Хотя б на минуточку наединееее…

Горшки свои ЛД не покинули: уж очень удобно, да и сила привычки. Только лампочки на горшках стали гореть чаще и ярче. Их собрания, которые были похожи на сессии, они стали проводить до обеда и после обеда каждый день. Выводов было несколько, к которым пришли лили-депы, но среди них был главный вывод: они должны покаяться публично в своих депутатских грехах, и тогда возможно те магические силы, что справедливо устроили им эту необычную «трепку», услышат их и сочтут возможным вернуть их в прежний взрослый облик.

Каяние происходило в прямом эфире городского телевидения. Каждый из ЛД, глядя в камеру, откровенно рассказывал: чьи интересы он лобировал, у кого и за что взятки брал. Многие говорили, что попали в депутаты случайно, они де-мол только лишь в партию записались и все, а что депутатами станут и не надеялись.

Глядя на это действо по ТВ баба Лора внезапно почувствовала, что где-то в глубинах души у нее стали «шевелиться» ментальные силы. Она сразу и не поняла, темные или светлые это силы. Вечером на уличной скамейке собирались соседки и говорили о том да о сем. Одна из них и сказала: «Баба Лора , чего ты «паришься»? Строй себе свой курник и не слушай никого. Я вон себе флигель построила и ничего, а ты из-за курника дощатого переживаешь». Баба Лора почувствовала, что еще немного и силы, что в ней забродили, могут вырваться и бесконтрольно натворить чего-нибудь. Она поспешила домой и вновь достала большую ступку, натеребила туда зелья соответствующего, расставила для надежности ворожбы 33 свечи и приступила к колдовским деяниям.

Утром следующего дня мэр и народ города в доме малютки лили-депов не обнаружили, по докладу дежурной няни они на рассвете превращались во взрослых людей, заворачивались в простыни и бежали домой. Только один остался на горшке, но и его поразила ментальная сила, потому как он снова превратился в младенца и снова, как прежде, непрерывно повторял: «Бах детсад батареи бл…». Старая нянечка, что за мальцами ухаживала, глядя на большую шевелюру малыша изрекла свой вывод: «Видать, плохо каялся, лукавил, небось, отеда все видать, – говорила бабуля, показывая на небо.

А. Текнорский

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *