Рассказ для души

Валерка
Валерий Медведковский

Валерка, трехлетний мальчик, сидел в передней круглосуточного детского сада, который находился в центре поселка, где строили дом его родители. Сидел он смирно, ожидая, когда отец допишет какие-то важные бумаги с тетями в белых халатах.
Сам Валерка был смышленым здоровым малышом, ясно взирающим на все окружение и обстановку. Как вести себя в такой странной обстановке ему было не известно. Все свои три года он жил с дедом в деревне.
***
Пока родители строились, Валерка жил у своего любимого деда Миши, который души в нем не чаял.
Родители ревновали, всячески старались перевести любовь ребенка на свою сторону. Поэтому, несмотря на строительство дома и неустроенность, при первой же возможности забирали Валерку домой, чтобы он «от рук не отбился».
На дворе стояло жаркое лето, время отпусков, все ехали отдыхать поближе к реке, к лесу, где можно было укрыться в прохладном месте. Родители на своем заводе получили путевки в Дом отдыха. Чтобы не оставлять Валерку обузой для деда, решили воспользоваться услугами круглосуточного заводского детского сада. Дед про эти замыслы знал, но ничего поделать не мог.
***
Дописав свои бумаги, отец сказал: «Не скучай, я обо всем договорился!».
С этими словами он вышел на улицу. Тетенька закрыла дверь, затворила решетку на двери, повесила огромный замок. Сказала: «Я сейчас», – исчезла за дверью, ведущей вглубь здания.
Валерка остался один, стал думать. «Куда ушел отец? Куда делась тетя в белом халате? Почему меня увезли от дедушки и оставили у чужих людей, которых я совсем не знаю?».
Стал ждать. Так, наверное, чувствует себя собака, которую хозяин привязал к дереву и сказал: «Жди».
Сидел Валерка на маленьком детском стульчике, каких в помещении оказалось целый ряд. В комнате были высокие потолки, стены – до половины закрашены ядовито зеленой краской. «Очень некрасиво», – подумал Валерка. На окне тоже была решетка.
«Прямо как в передвижном зверинце, что приезжал к нам на базар, – подумал Валерка. Там, в клетках, сидели огромные звери: тигр и медведь, волк и рысь. Зачем здесь такие решетки?».
Валерка перевел взгляд на потолок, по которому сновали мухи. Они дрались за места, освещенные солнечными лучиками. Одна муха подходила к другой и начинала яростно трепыхаться, громко жужжать.
Наблюдения немного успокоили Валерку и заняли его мысли. Посмотрев некоторое время на мух, он снова вернулся к своим мыслям.
Ему представился дом деда в саду, огромные фруктовые деревья и тень под ними. Вдоль забора стояли клетки с кроликами, которых надо было кормить и поить. Дед, наверное, уже накосил и принес в мешке свежескошенную, ароматно пахнущую траву и начинает раздавать ее кроликам. Сейчас бы помочь деду. Принести маленькое ведро воды и налить самому большому кролю и двум крольчихам. Потом напоить кроликов, которые жили в общежитии, по несколько штук в одной клетке.
От размышлений Валерку отвлекло движение и шум за внутренней дверью. Там бранились женщины. «Ты куда смотрела? – говорила одна. Другая ей отвечала: «Сама ты корова!».
Из-за двери доносились запахи жареного лука и квашеной капусты. Воздух был спертый, напоенный каким-то варевом. Обычно так пахло на кухне, когда бабушка варила еду для поросят. «Наверно, готовят обед», – решил Валерка.
Стал рассматривать стены. На них выделялись диковинные картины от грязной тряпки, как на полу в хлеву, где жила корова Буренка и две свинки по кличке Васька и Мишка. Живо вообразил себе, как сейчас будут кормить поросят. Держать поросят надо было обязательно вдвоем. Тогда они лучше ели, так говорила бабушка. И действительно, когда один поросенок ел, к нему присоединялся другой. Они толкались и визжали, выбирая лучшие кусочки.
Валерка проглотил слюну и понял, что он проголодался. Но куда денешься, когда кругом решетки?
Из глубины сознания начал выползать страх. «Может, что-то случилось? – задавал себе вопрос Валерка, – куда все подевались?».
Время шло, и солнце больше не заглядывало в окошко, становилось темно, наступил вечер. Мухи успокоились. Тишина.
***
Во внешнюю дверь постучали, и кто-то закричал: «Люся, открой!».
Из внутренней двери вылетела толстая тетенька в грязном халате со связкой ключей на поясе. Она побежала отпирать замок. Двери отворились, внутрь пробралась тетенька в цветном сарафане с кошелкой.
Обе стороны застыли в немом изумлении. В полутьме, сжавшись в комочек, на своем стульчике сидел Валерка.
–Ты чего здесь делаешь? – спросила тетенька в сарафане. В ее голосе не было угрозы, и это немного успокоило Валерку.
– Сижу, жду папу.
– Какого еще папу? – спросила тетенька.
– Своего папу. Он обещал вернуться!
– Так, – сказала тетя. – Это что же у вас тут происходит? Почему ребенок не в группе! Распустились совсем! И давно он тут сидит?
– Так это … утром привели его, а мы забыли …
– Ты что, хочешь сказать, что ребенок здесь с утра сидит? – удивилась тетя в сарафане.
– Да! – согласилась тетя в халате.
– Они тебя кормили?
– Нет, – сказал Валерка, убедившись, что здесь есть бригадир, как у деда в колхозе, который знает, когда лошадей надо поить, а когда их выгуливать. По всей видимости, это была тетя-бригадир, которая отвечала за кормление детей.
– Пошли-ка со мной, – велела она.
– От ужина что-то осталось? – поинтересовалась бригадир.
– Так нет уже ничего … выброси все…, – замялась тетя в халате.
– А ты сам что хочешь? – спросила бригадир.
– В туалет…
– Люся! Отведи его в туалет и дай ему стакан чаю с хлебом!
«Все! Я спасен, – подумал Валерка, – главное, добежать до туалета!
***
Туалет – огромное помещение с рядом дыр в полу. Повсюду была рассыпана хлорка, от которой резало глаза, невозможно было дышать. Непонятно было, как можно было пройти в сандалиях к дырам.
Пробрался. Тетя Люся стояла рядом, наблюдала.
– Отвернись! – попросил Валерка.
– Какая наглость! Делай свои дела и пошли отсюда! – сказала Люся.
– Я не собака, чтобы на меня смотреть!
– Ты меня еще учить будешь? – рассердилась тетя Люся.
– Буду, – уверенно заявил Валерка.
Тетя Люся всплеснула руками и вышла в коридор.
«Побежала ябедничать», – подумал Валерка и стал справлять свою нужду.
Газет или бумаг в туалете не оказалось, но был кран, который стоял хоть и высоко, но до него можно было дотянуться. Валерка вытер все руками и принялся их отмывать, страдая от нестерпимого, разъедающего воздуха.
Когда он вернулся в зал, его ждали бригадир и тетя Люся, которые стали с интересом разглядывать Валерку.
Валерка уже не боялся тетю Люсю, обратился к бригадиру с вопросом: «Дай чаю с хлебом, ты обещала».
– Во, видали! – тут же заявила тетя Люся.
Бригадир засмеялась и сказала: «Он мне нравится! Пойдем
со мной, я тебя еще и конфетой угощу».
После чаепития Валерке дали конфету и уложили спать в чистую кровать, от которой почему-то пахло хлоркой.
Ночью Валерке снилась приёмная комната, в которой он просидел целый день, мухи на потолке, разводы на стене и толстая тетка в грязном халате. Спал он плохо, все время просыпался, не понимая, как он сюда попал.
Детей в яслях было мало, всего несколько человек, поэтому спать в просторном, практически пустом помещении было неуютно. По углам что-то шуршало. «Мыши, наверное, – успокоил сам себя Валерка. – Мыши не страшно, они не вредные».
***
Утро выдалось солнечное. Между решеток на окнах пробивался свет с улицы, звуки проезжавших автомобилей, звонил трамвай.
Тети Люси не было. Осталась бригадир, которая посадила воспитанников за два столика и накормила манной кашей.
После завтрака детей усадили на стульчики возле своих кроваток. Бригадир ушла за игрушками.
Тоска навалились на Валерку с новой силой. Он все силился понять: «Когда это все кончится?».
Когда внутреннее напряжение уже готово было его разорвать, во входную дверь постучали.
Бригадир пошла в переднюю встречать посетителей.
Через некоторое время она вернулась и спросила: «Кто здесь Сиволап?».
– Я Сиволап, – отвечал Валерка, ничего не понимая.
– За тобой пришли, собирайся.
В передней комнате стоял дед Миша с кнутом в руке, гимнастерке и офицерском ремне. На ногах его сверкали до блеска начищенные хромовые сапоги. Так дед одевался только на большие праздники.
Валерка залился слезами и бросился к деду в объятия. Дед тоже плакал, увидав внука.
Так они и стояли, обнявшись. Дед, присевший на корточки, у него в охапке внук, чуть не пропавший в стенах дошкольного учреждения.
Они были бесконечно счастливы от того, что опять вместе – большой и сильный дед и совсем еще нежный росток – внук, только начавший всходить и так необдуманно пересаженный в жизненный навоз с мухами.
Немного успокоившись, дед сказал: «Пойдем на волю!».
На улице было свежо и приятно, никакие запахи хлорки и кислой капусты сюда не долетали. Буйная зелень тополей поражала своей яркостью. В ветвях было полно воробьев, которые собрались здесь со всего города, чтобы поздравить Валерку с выходом из заключения.
Возле забора была привязана гнедая лошадка Зорька, запряженная в двуколку, на которой сидела бабушка. Дед передал внука бабушке, сам пошел отвязывать лошадку от перекладины забора. Вцепившись в бабушку, внук не прекращал всхлипывать, с опаской через бабушкино плечо поглядывая на двери круглосуточного детского сада, казавшегося ему настоящей тюрьмой.
Дед забрался на двуколку, взмахнул кнутом, крикнул «Ноо…!!! Пошла, милая!». Зорька резво взяла с места, помчалась по дороге домой, оставляя позади ужасы вчерашнего дня.

Валерий Медведковский

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *